МЕЧТА КАК РАЗНОВИДНОСТЬ МОТИВАЦИОННОЙ УСТАНОВКИ

ВИДЫ МОТИВАЦИОННЫХ ОБРАЗОВАНИЙ

Зависимо от того, на какой стадии тормознул мотивацион-ный процесс, какова степень осознанности (понимаемости) обстоятельств возникающего побуждения, также степень ублажения потребности (заслуги цели, за­планированного результата), мотивационные образования могут иметь не только лишь разную структуру, время существования, да и различные наименования.

МОТИВАЦИОННЫЕ СОСТОЯНИЯ

В разделе 2.5 уже говорилось, что МЕЧТА КАК РАЗНОВИДНОСТЬ МОТИВАЦИОННОЙ УСТАНОВКИ животрепещущую потребность можно рассматривать как потребностное состояние. Так как оно связано с мотивацией, его можно отнести к мотивационным состояниям.

Разновидностями потребностного состояния в определенной степени являются желание и любопытство; конкретно так, как состояния, их рассматривает Н. Д. Леви­тов (1964). Он гласит и о заинтригованности как состоянии, отражающем акту­ализацию МЕЧТА КАК РАЗНОВИДНОСТЬ МОТИВАЦИОННОЙ УСТАНОВКИ энтузиазма. Но если ситуативную заинтригованность (как переживание энтузиазма, увлеченность) можно отнести к состояниям (правда, быстрее уже к про­цессуальным, деятельностным состояниям, а не мотивационным), то устойчивая заинтригованность охарактеризовывает, разумеется, уже отношение, а не состояние. Кро­ме того, заинтригованность имеет и другой смысл — как энтузиазм вещественный, получение выгоды. Потому по всем этим причинам МЕЧТА КАК РАЗНОВИДНОСТЬ МОТИВАЦИОННОЙ УСТАНОВКИ заинтригованность я не отно-Щ к мотивационным состояниям.

Когда человек гласит, что он заскучал, то это тоже значит, что у него воз­никло мотивационное состояние, обусловленное показавшейся потребностью в об-Щении с близкими либо желанием, к примеру, поработать после долгого отдыха, принужденного перерыва.

Имеется ряд состояний, связанных со МЕЧТА КАК РАЗНОВИДНОСТЬ МОТИВАЦИОННОЙ УСТАНОВКИ вторым и третьим шагами мотивации — Перебором вариантов ублажения потребности и принятием решения. Это со­стояния когнитивного диссонанса, сомнения, неуверенности, растерянности, заме­шательства, ужаса (боязни), надежды.

Когнитивный диссонанс (опознавательное несоответствие»), негативное побу­дительное состояние, появляется в ситуации, когда субъект сразу распола­гает по последней мере 2-мя противоречивыми воззрениями МЕЧТА КАК РАЗНОВИДНОСТЬ МОТИВАЦИОННОЙ УСТАНОВКИ о кое-чем либо о ком-то, и эти представления не могут быть согласованы вместе. Это порождает у субъекта стрем­ление к устранению появившегося диссонанса через:

— изменение поведения;

— пересмотр пришедшего в противоречие представления;

— изменение дела к объектам, связанным с принятием решения;

— обесценивание значения грядущего поступка;

— поиск новейшей инфы, усиливающей одну МЕЧТА КАК РАЗНОВИДНОСТЬ МОТИВАЦИОННОЙ УСТАНОВКИ из точек зрения либо приводящей к смене убеждений;

— повышение согласующихся вместе познаний.

Состояние сомнения Н. Д. Левитов рассматривает как сложное состояние, в которое входят; неуверенность, недоумение, раздумье о корректности, сознание недоказательности, неубедительности, переживание неудовлетворенности тем, что выдается за правду. Он отмечает, что состояния сомнения так разнообраз-ны, что именовать их МЕЧТА КАК РАЗНОВИДНОСТЬ МОТИВАЦИОННОЙ УСТАНОВКИ словом «сомнение» можно только условно.

Колебание является показателем критичного дела, вдумчивости челове­ка и его ответственности за принимаемое решение («положительное» колебание) и следствием неуверенности либо скепсиса. Состояние скептического сомнения Н. Д. Левитов подразделяет на два вида. 1-ый порождается неплохими намерени-ями: человек отыскивает абсолютной достоверности, вожделеет все узнать больше МЕЧТА КАК РАЗНОВИДНОСТЬ МОТИВАЦИОННОЙ УСТАНОВКИ и глуб­же; то же, что понятно, его не удовлетворяет. И вкупе с тем это обычно мрачное состояние, неприятно действующее и на самого человека, и на окружающих.

Другой вид — скепсис как выражение развязности и рисовки, обычно связан с неуважением к авторитетам. Эта форма скептического сомнения проявляется тог МЕЧТА КАК РАЗНОВИДНОСТЬ МОТИВАЦИОННОЙ УСТАНОВКИ­да, когда человек, формируя намерение, мотив, третирует советами других, бо­лее опытнейших и знающих людей. Разумеется, что состояние сомнения, связанное с не­уверенностью, и состояние сомнения, связанное с отражением личной особен­ности человека — скепсисом, различные по собственной сущности и к мотивационным состояниям можно отнести только 1-ое из их. Состояние сомнения МЕЧТА КАК РАЗНОВИДНОСТЬ МОТИВАЦИОННОЙ УСТАНОВКИ усиливает­ся, если человек пару раз попорядку потерпел беду в достижении цели, и миниатюризируется, если пробы достигнуть цель были успешными.

Вообще-то, строго говоря, ни неуверенность (уверенность), ни колебание в ис­тинном значении состояниями не являются. Неуверенность отражает оценку веро­ятности совершения действия, корректности принимаемого решения; колебание — этоотсутствие уверенности МЕЧТА КАК РАЗНОВИДНОСТЬ МОТИВАЦИОННОЙ УСТАНОВКИ в истинности чего-то, в том числе и того средства и пути ублажения потребности, которое при формировании мотива рассматри­вается человеком. Недаром колебание Н. Д. Левитов рассматривает и как раздумье о корректности чего-то. Да и колебание, и неуверенность приводят к переживаниям, которые могут выражаться в состояниях волнения МЕЧТА КАК РАЗНОВИДНОСТЬ МОТИВАЦИОННОЙ УСТАНОВКИ, боязни. У человека могут воз­никать состояния растерянности, нерешительности, когда он не знает, как по­ступить, что предпочесть. Может наступить и поболее отрицательное состояние — замешательство, смятение как выражение паники.

Обратным этим состояниям является решимость. А. Ф. Лазурский (1995) гласит о типичном чувстве решимости, которое специфически для всех

волевых актов и относится к МЕЧТА КАК РАЗНОВИДНОСТЬ МОТИВАЦИОННОЙ УСТАНОВКИ числу возбуждающих рвение к устранению напря­жения, связанного с потребностью. В этом состоянии отражается готовность к дей­ствию.

От решимости как состояния следует отличать решительность как волевое каче­ство, характеризующее время принятия решения в важной для человека ситуа­ции. Решительности является чертой быстроты принятия решения в си­туации неопределенности, выбора МЕЧТА КАК РАЗНОВИДНОСТЬ МОТИВАЦИОННОЙ УСТАНОВКИ.

Следует также подразумевать, что 5 типов решимости, о которых гласил У. Джемс (раздел 1.1), быстрее отражают 5 ситуаций принятия решения и прояв­ления решительности, ежели 5 видов состояния решимости; она во всех ситуа­циях будет,разумеется, схожей.

С точки зрения физиологии состояние решимости можно рассматривать как состояние оперативного покоя (по А. А МЕЧТА КАК РАЗНОВИДНОСТЬ МОТИВАЦИОННОЙ УСТАНОВКИ. Ухтомскому). Это концентрированное и напряженное ожидание сигнала спортсменом на старте, это побуждение к действию как конечная фаза мотивационного процесса. В случае если по любым причи­нам начало деяния отодвигается, то решимость перебегает в остро переживаемое состояние нетерпения, а потом и раздражения. Чем посильнее выражена потреб­ность (желание), тем посильнее МЕЧТА КАК РАЗНОВИДНОСТЬ МОТИВАЦИОННОЙ УСТАНОВКИ выражены и эти состояния человека.

Н. Д. Левитов выделяет состояние мечтательности. Это погружение в мечту, фантазию, сопровождающееся переживанием положительных чувств удовлетворе­ния, радости (см. раздел 8.3).

Надежда является одним из мотивационных состояний, связанных с пережива­нием, возникающим у человека при ожидании хотимого действия, и отражающих предвосхищаемую возможность его реального воплощения МЕЧТА КАК РАЗНОВИДНОСТЬ МОТИВАЦИОННОЙ УСТАНОВКИ. Надежда формирует­ся на базе личного опыта, скопленного в прошедшем в схожих ситуациях, и зания беспристрастных обстоятельств, от которых зависит ожидаемое событие. Предска­зывая вероятное развитие событий в сложившихся обстоятельствах, надежда иг­рает роль внутреннего регулятора деятельности, помогающего человеку определять ее последствия и необходимость. При очень выраженной потребности МЕЧТА КАК РАЗНОВИДНОСТЬ МОТИВАЦИОННОЙ УСТАНОВКИ надежда может сохраняться и при отсутствии обосновывающих ее критерий (в расчете на слу­чай, везение, фортуну).

И мечта и надежда связаны с наличием у человека мотивационной установки.

8.2. МОТИВАЦИОННАЯ УСТАНОВКА

Выше уже говорилось, что с началом деяния (либо деятельности) мотив не исчезает, он остается в памяти, придавая смысл этому действию, а МЕЧТА КАК РАЗНОВИДНОСТЬ МОТИВАЦИОННОЙ УСТАНОВКИ цель Деяния фиксируется в механизме его контроля — аппарате сличения в виде эта­лона, с которым происходит сравнение достигаемого результата.

При достижении запланированного результата и ублажении потребности мотив теряет свою актуальность и как побуждение «здесь и сейчас» утрачивает свою энергию, но закрепляется в длительной памяти как опыт. Мотив становится «знаемым», как и его МЕЧТА КАК РАЗНОВИДНОСТЬ МОТИВАЦИОННОЙ УСТАНОВКИ составляющие — потребности и цели, также пути их достиже­ния. По мере развития личности появляется типичный «мотивационный банк

данных», хранящий в длительной памяти главные и часто возникающие потребности, средства и методы их ублажения и получавшийсяпри этом эмо­циональный фон. Зависимо от знака последнего (положительных либо отрица­тельных чувств МЕЧТА КАК РАЗНОВИДНОСТЬ МОТИВАЦИОННОЙ УСТАНОВКИ) пережитая потребность с объектом ее ублажения может стать ценностью либо антиценностью для данного человека; он не прочь при каждом комфортном случае актуализировать положительные ситуации или, напротив, устра­нять ситуации, провоцирующие актуализацию негативных потребностей и спосо-. бов их ублажения.

Нередко, но, цель не достигается, и потребность остается не удовлетворен­ной МЕЧТА КАК РАЗНОВИДНОСТЬ МОТИВАЦИОННОЙ УСТАНОВКИ. Причинами этого могут быть блокирование путей заслуги цели (запре­ты), отстутствие предмета ублажения потребности, откладывание по каким-то причинам заслуги цели (к примеру, так как на этот момент человеку некогда либо складывается неподходящая ситуация), насильное прерывание деятельности, ведущей к ее достижению (реализации намеченного). Все это мо­жет приводить к МЕЧТА КАК РАЗНОВИДНОСТЬ МОТИВАЦИОННОЙ УСТАНОВКИ трем вариантам. При первом варианте мотив «затухает» или ес­тественным методом (парадокс забывания целей по 3. Фрейду), при втором — возникает более мощная потребность, которая подавляет по механизму доминан­ты прежнюю. При 3-ем варианте потребность остается и просит собственного удов-; летворения. Этот вариант изучался в психической школе К. Левина. Было по­казано, что нерешенные МЕЧТА КАК РАЗНОВИДНОСТЬ МОТИВАЦИОННОЙ УСТАНОВКИ задания образуют напряжение, которое привязывает че1 ловека к данной деятельности до того времени, пока неувязка не будет решена. Так,, к примеру, многие детки, которым не дали окончить урок (либо игру), ворачивались к прерванному занятию без всякого наружного понуждения, невзирая на трудности задания (при этом при таком МЕЧТА КАК РАЗНОВИДНОСТЬ МОТИВАЦИОННОЙ УСТАНОВКИ перерыве происходила наилучшая фиксация урока в памя­ти, чем без перерыва).

Эти опыты разъясняют и многие случаи, связанные с решением повсе*-дневных «задач». Возникающее у человека напряжение в связи с неудовлетворение ем потребности содействует закреплению в памяти сформированного намерения. У человека остается осознание необходимости ублажения потребности, до­стижения цели. Но при МЕЧТА КАК РАЗНОВИДНОСТЬ МОТИВАЦИОННОЙ УСТАНОВКИ всем этом мотив видоизменяется, трансформируется в новое психологическое образование — мотивационную установку; чем подольше она не реализуется, тем все более понижается острота переживания потребности, а следо­вательно понижается побудительное напряжение (правда, это не относится к виталь­ным потребностям — в еде, воде, воздухе, на ублажение которых тем больше ориентированы мысли человека МЕЧТА КАК РАЗНОВИДНОСТЬ МОТИВАЦИОННОЙ УСТАНОВКИ, чем подольше они не удовлетворяются).

Мотивационная установка — это задание себе, запланированное, но отсро­ченное, либо намерение, которое будет осуществлено при возникновении подходящей ситуа­ции, повода. Ее можно рассматривать как латентное состояние готовности к удов­летворению потребности, реализации намерения (наподобие того, как пламя «пе­реходит» в тлеющие угли, но, стоит только МЕЧТА КАК РАЗНОВИДНОСТЬ МОТИВАЦИОННОЙ УСТАНОВКИ подбросить дров, как вспыхивает вновь).

Мотивационная установка может появляться и без неудачных попыток достигнуть цели как длительное намерение (план). При всем этом мотивационная установ­ка-намерение может проявляться в разных формах: в виде принятого задания, взятого обязательства, данного обещания, м«чты.

В ряде всевозможных случаев мотивационная установка преобразуется в МЕЧТА КАК РАЗНОВИДНОСТЬ МОТИВАЦИОННОЙ УСТАНОВКИ назойливую идею, а именно — при появлении пристрастия к чему-нибудь (курению, спиртному,

наркотикам). Тогда человек отыскивает хоть какой повод и предлог, чтобы-удовлетворить свою страсть (повод — это событие, способное быть основанием совершения по­ступка, деяния; его следует отличать от предлога, т. е. от наружного обстоятель­ства, которое МЕЧТА КАК РАЗНОВИДНОСТЬ МОТИВАЦИОННОЙ УСТАНОВКИ человек употребляет для собственного оправдания при нарушении им нрав­ственных и публичных норм поведения, наружных запретов и т. п.).

К назойливым мативационным установкам можно отнести и страсть к коллек­ционированию, фанатичное «боление» за возлюбленную футбольную команду либо рок-группу и т. д. В данном случае можно гласить о МЕЧТА КАК РАЗНОВИДНОСТЬ МОТИВАЦИОННОЙ УСТАНОВКИ том, что мотивационная установка перевоплотился в направленность личности либо, при наименьшей выраженности, в ин­терес.

Намерение как мотивационная установка, по существу, понимается и Л. И. Бо-жович (см. раздел 3.4). Напомним, что, согласно ее точке зрения, намерения форми­руются, во-1-х, когда цель деятельности отдалена и ее достижение отсрочено, во-2-х МЕЧТА КАК РАЗНОВИДНОСТЬ МОТИВАЦИОННОЙ УСТАНОВКИ, когда ублажение потребности не может быть достигнуто непосред­ственно, а просит заслуги промежных целей, не имеющих своей по­будительной силы. В данном случае возникшее у человека намерение выступает в ка­честве побудителя действий, направленных на достижение промежных целей. Тут, разумеется, подходит пример, описываемый А. Н. Леонтьевым, с зарабатыва­нием средств МЕЧТА КАК РАЗНОВИДНОСТЬ МОТИВАЦИОННОЙ УСТАНОВКИ для ублажения имеющихся потребностей: средства не удовлетворя­ют потребности конкретно, а только служат для приобретения предметов удов­летворения потребностей. Работа для зарабатывания средств побуждается намерени­ем, но при всем этом у человека может отсутствовать желание (потребность) работать. Намерение базируется на осознании необходимости, долженствования.

Побудительная сила намерения, пишет дальше Л МЕЧТА КАК РАЗНОВИДНОСТЬ МОТИВАЦИОННОЙ УСТАНОВКИ. И. Божович, является синтезом 2-ух образующих: воздействия конкретной потребности и воздействия интеллек­туальной активности, средством которой человеком осознаются средства, позво­ляющие достигнуть ублажения потребности. Как следует, намерение представ­ляет собой возникающее в процессе психологического развития человека новое функци­ональное образование, в каком в неразрывном единстве выступают аффективные и умственные МЕЧТА КАК РАЗНОВИДНОСТЬ МОТИВАЦИОННОЙ УСТАНОВКИ составляющие.

Побуждения, идущие от намерения, владеют теми же динамическими свой­ствами (силой, напряженностью и другими), что и побуждения, идущие непосред­ственно от потребности. Человек, побуждаемый принятым намерением, может дей­ствовать даже вопреки конкретному желанию. Таким макаром, заключает Л. И. Божовйч, намерение организует поведение человека, позволяет ему произ­вольно действовать с МЕЧТА КАК РАЗНОВИДНОСТЬ МОТИВАЦИОННОЙ УСТАНОВКИ целью ублажения потребностей.

Следует, правда, увидеть, что предыдущие два абзаца содержат известное противоречие во взорах Л. И. Божович на намерение. Если сначала она гласила 0 намерении как мотивационной установке (в моем осознании), то позже она стала охарактеризовывать намерение как мотив со всеми присущими ему признаками. В об­щем МЕЧТА КАК РАЗНОВИДНОСТЬ МОТИВАЦИОННОЙ УСТАНОВКИ, это и логично, потому что намерения можно рассматривать не только лишь как длительные (мотивационные установки), да и как срочные, оперативные 1° чем я уже гласил, рассматривая этапы мотивации). Если оперативные намере­ния приводят к появлению побуждения «здесь и сейчас» (как справедливо за­мечает В. А. Иванников (1990), побуждение всегда остается ситуативным образова­нием МЕЧТА КАК РАЗНОВИДНОСТЬ МОТИВАЦИОННОЙ УСТАНОВКИ, оно никогда не хранится в памяти), то намерения длительные хранятся

в памяти, но на этот момент лишены побуждения-. Последнее-трансформирует­ся в готовность выполнить намерение при возникновении соответственных усло­вий. При всем этом принципиальным свойством намерения — мотивационной установки — явля­ется то, что, оставаясь в длительной памяти, оно может употребляться МЕЧТА КАК РАЗНОВИДНОСТЬ МОТИВАЦИОННОЙ УСТАНОВКИ много­кратно и без предыдущего формирования всей структуры мотива (правда, вероятны различного рода поправки в этом намерении, касающиеся средств и спо­собов ублажения потребности).

Таким макаром, мотивационная установка является тем психическим обра­зованием, которое рядом создателей (В. Г. Асеев, В. И. Ковалев) относится к потенци­альным мотивам, которые МЕЧТА КАК РАЗНОВИДНОСТЬ МОТИВАЦИОННОЙ УСТАНОВКИ сформировались, но не появляются на этот момент.

Следует выделить, что мое осознание мотивационной установки расползается с определениями, даваемыми другими создателями. К примеру, И. Г. Кокурина (1980) под мотивационной установкой осознает такую социальную установку, когнитив­ный элемент которой представляет собой смысловое суждение, а чувственный — оценочное суждение по поводу важных в деятельности объектов.

МЕЧТА МЕЧТА КАК РАЗНОВИДНОСТЬ МОТИВАЦИОННОЙ УСТАНОВКИ КАК РАЗНОВИДНОСТЬ МОТИВАЦИОННОЙ УСТАНОВКИ

Одним из психических образований, относящихся к мотиваци­онной сфере человека, является мечта. В «Словаре российского языка» С. И. Ожегова мечта определяется как предмет желаний, стремлений, на уровне мыслей представляемый, воображаемый. Но такое осознание мечты не подчеркивает ее специфичности по сопоставлению с другими видами желаний МЕЧТА КАК РАЗНОВИДНОСТЬ МОТИВАЦИОННОЙ УСТАНОВКИ.

К. К. Платонов (1986), по существу, повторил эту трактовку, когда написал, что мечта — это воображение, создающее образы хотимого. В других психологиче­ских словарях этот парадокс вообщем не упоминается. Отсюда можно сделать вы­вод, что по каким-то причинам психологи предпочитают не касаться его. Возмож­но, они находятся еще под воздействием МЕЧТА КАК РАЗНОВИДНОСТЬ МОТИВАЦИОННОЙ УСТАНОВКИ прежнего дела к мечте, когда, напри­мер, узнаваемый французский психолог Т. Рибо (1886) смотрел на нее как на собственного рода пустоцвет, появляющийся на древе творческого воображения, когда оно «за­гнивает» вследствие бессилия воли человека. По его воззрению, мечта — удел сенти­ментальных, а вправду страстные люди мечтателями не бывают.

В МЕЧТА КАК РАЗНОВИДНОСТЬ МОТИВАЦИОННОЙ УСТАНОВКИ забугорной литературе суть и функции мечты рассматриваются с психо­аналитических и бихевиористских позиций как замещение реального деяния, по­ведения, как метод уйти от реального совершения того, что £вязано со очень огромным риском либо трудом. Это метод «спустить пары» собственных лишне жарких стремлений. С. Фешбах (S. Feshbach, 1970), к примеру, показал МЕЧТА КАК РАЗНОВИДНОСТЬ МОТИВАЦИОННОЙ УСТАНОВКИ, что после «агрес­сивных» желаний реаль'ная злость миниатюризируется. Таким макаром, в запад­ной психологии мечта понимается как метод разрядки появившегося потребностного напряжения, как квазиудовлетворение потребности. Как отмечает Б. И. Додонов (1976), это зауженное осознание мечты и ее роли. Естественно, желание время от времени помо­гает человеку отойти от цели, поменять МЕЧТА КАК РАЗНОВИДНОСТЬ МОТИВАЦИОННОЙ УСТАНОВКИ реальное действие воображаемым, но в то же время оно дает возможность задерживать цель, потому что в процессе мечтания

создаются внутренние модели «потребного будущего» (по Н. А. Бернштейну), кото­рые владеют большой побуждающей силой. Конкретно это и позволяет относить меч­ту к мотивационной сфере личности, рассматривать ее как вид мотивационной уста­новки.

Б МЕЧТА КАК РАЗНОВИДНОСТЬ МОТИВАЦИОННОЙ УСТАНОВКИ. И. Додонов выделяет последующие свойства мечты: она всегда проявля­ется в воображении, рождая образы хотимого грядущего; она имеет колоритную эмоци­ональную расцветку; она осознанна и крепко закреплена в личности, т. е. обладает устойчивостью. Это одобряемое самим субъектом желание, всесторонне оценен­ное личностью, сопоставленное с другими ее рвениями.

Тесноватая связь МЕЧТА КАК РАЗНОВИДНОСТЬ МОТИВАЦИОННОЙ УСТАНОВКИ мечты с воображением привела к тому, что она рассматривается многими психологами как вид воображения, но не мотивации. Естественно, для этого есть основания; мечтая, человек не только лишь планирует пути ублажения потреб­ности (по Б. И. Додонову, это мечта-план), да и проигрывает в уме выполнение са­мой деятельности, поведенческий МЕЧТА КАК РАЗНОВИДНОСТЬ МОТИВАЦИОННОЙ УСТАНОВКИ акт, т. е. на уровне мыслей вроде бы выходит за границы мотива, нередко получая наслаждение от воображаемой активности. Неслучайно, как мы уже отмечали, в западной психологии мечта рассматривается как типичный метод разрядки невыносимого чувственного напряжения (Т. Шибутани, 1969) и делает, как следует., функцию компенсации, когда настоящая деятельность (по МЕЧТА КАК РАЗНОВИДНОСТЬ МОТИВАЦИОННОЙ УСТАНОВКИ­веденческий акт) по каким-то причинам невозможна. В итоге мечта способ­ствует, как пишет Т. Шибутани, поддержанию слабеньких надежд, смягчению чувства неполноценности либо уменьшению каких-либо обид.

Б. И. Додонов выделяет в связи с этим мечту-игру, соответствующую для малышей и подростков, у каких предмет желаний нередко бывает так мистическим МЕЧТА КАК РАЗНОВИДНОСТЬ МОТИВАЦИОННОЙ УСТАНОВКИ, что его недостижимость понимают даже сами мечтатели (на самом деле, идет речь о фантазии, грезах). В большинстве случаев детки и дети прибегают к таким мечтам ради самоутешения либо «самоуслаждения». Но мечты-грезы могут быть и у взрослых (вспомним Бальзаминова из пьесы А. Н. Островского). В русской педагогике МЕЧТА КАК РАЗНОВИДНОСТЬ МОТИВАЦИОННОЙ УСТАНОВКИ и психологии к грезам отношение было отрицательным как к пустой, бесплодной, безосновательной мечтательности, расслабляющей человека, заменяющей ему жизнь в реальном мире жизнью в воображении, в мире грез, отрывающей от созидательного труда на благо собственной страны. Б. И. Додонов показывает на неправомерность такового дела к фантазированию. Он отмечает, что в детском, подростковом и МЕЧТА КАК РАЗНОВИДНОСТЬ МОТИВАЦИОННОЙ УСТАНОВКИ юношеском возрасте фантазирование является специфичной игрой и нужным элементом духовной жизни развивающейся личности. Практически каждый человек проходит в собственном развитии через эту стадию доверчивого мечтательства (вспомним; плох тот боец, который не грезит стать генералом). Принципиально, чтоб с годами мечта-игра (фантазия) перера­стала в мечту-план, т. е МЕЧТА КАК РАЗНОВИДНОСТЬ МОТИВАЦИОННОЙ УСТАНОВКИ. в мотивационную установку. И в этом можно созидать одну из принципиальных задач преподавателей и родителей. На самом деле, мечтая, ребенок обучается строить мотив, т. е. отыскивать пути и средства ублажения потребности. Желание — это Упражнение в мотивации.

Потому мечту можно рассматривать в почти всех случаях, в особенности у юношей и МЕЧТА КАК РАЗНОВИДНОСТЬ МОТИВАЦИОННОЙ УСТАНОВКИ взрослых, как положительно чувственно окрашенную долговременную мо-Мивационную установку, направленную, как и мотив, в будущее, но лишен­ную конкретного побуждения. Неслучайно и Б. И. Додонов попробовал связать мечту с фиксированной установкой, вырабатываемой при помощи вообра­жения. Не считая того, он отмечает, что мечта может появляться и при недочете

чувств МЕЧТА КАК РАЗНОВИДНОСТЬ МОТИВАЦИОННОЙ УСТАНОВКИ, а не только лишь при их излишке. Она становится вроде бы типичным эмоци­ональным переживанием; переживая, субъект стремится доставить для себя удоволь­ствие.

Альберт Шпеер, министр вооружения и боеприпасов в гитлеровской Германии, обрисовывает показательный в этом плане случай, происшедший незадолго до пораже­ния Германии во 2-ой мировой войне МЕЧТА КАК РАЗНОВИДНОСТЬ МОТИВАЦИОННОЙ УСТАНОВКИ. Заур (один из управляющих военной про­мышленности) «рассказал о собственной беседе с Мессершмиттом и вытащил из ранца эскизный проект четырехмоторного реактивного бомбовоза. И хотя на со­здание сверхдальнего самолета, способного долететь до Нью-Йорка, даже в нормаль­ных критериях требовалось бы пару лет, Гитлер и Заур здесь же начали МЕЧТА КАК РАЗНОВИДНОСТЬ МОТИВАЦИОННОЙ УСТАНОВКИ с упоени­ем дискуссировать последствия бомбового удара по большему по численности насе­ления городку США. Они представили для себя вероятный психический эффект от разрывов бомб в каменных тропических зарослях "городка небоскребов" и пришли в исступленный восторг»'.

Так либо по другому, желание сказывается на поведении человека, т. е. кроме ком­пенсаторной МЕЧТА КАК РАЗНОВИДНОСТЬ МОТИВАЦИОННОЙ УСТАНОВКИ, насыщающей чувствами функции мечта обладает и побуждающей фун­кцией.


mechtaet-stat-direktorom.html
mechti-eto-vsyo-chto-u-nas-ostalos.html
mechti-sbivayutsya-lej-kotorie-poluchat-vozmozhnost-razrabotat-sobstvennie-uchebnie-sajti-cel-programmi-podderzhka.html